Газета Glavred.Today

Юрий Карамаликов: «Хотите победить? Начните со статистики»

 Последние Новости
Юрий Карамаликов: «Хотите победить? Начните со статистики»
Январь 11
17:02 2017

Это может показаться неожиданным, но Юрий Карамаликов, возглавляющий департамент бизнес-коммуникаций в холдинге «Миэль», в качестве темы для разговора с главным редактором Газеты Русланом Дзкуя выбрал не нынешние проблемы девелоперов или риэлторов. Вместо этого он предложил, что называется, подняться на этаж выше и обсудить два процесса, которые, на его взгляд, определяют сегодня развитие российской экономики. Первый процесс – взаимоотношения внутри бизнеса, второй ­– взаимодействие бизнеса и государства.

Dzkuia

Руслан Дзкуя

Связанные общим недоверием

Юрий КарамаликовТезис о разобщенности бизнеса, по-моему, настолько очевиден, что не нуждается в доказательствах.

Соглашусь.

А ведь это не вопрос этики, не правда ли?

Далеко не только этики. Экономика страны стоит на основе взаимного недоверия, и это серьезно мешает её поступательному движению. Год назад Российский союз промышленников и предпринимателей опубликовал результаты опроса отечественных бизнесменов. Оказалось, что три четверти из них не доверяют друг другу. Конечно, любые социологические опросы дают определённую погрешность.

Но в данном случае результат, пожалуй, оптимистичный, думаю, реальное положение ещё хуже.

Можно и так сказать. Уровень недоверия действительно очень высок, я в этом не раз убеждался.

На меня удручающее впечатление произвела история с созданием института СРО. Предполагалось, что таким образом государство передаст часть функций по регулированию рынка самому бизнесу. На практике появился ещё один инструмент монополизации и установления контроля.

Когда СРО только намеревались создать, я обращал внимание на одну опасность, говорил об этом на разных уровнях, но не был услышан.  Саморегулируемые организации создавались в интересах государства. Государство вдруг решило, что ему хлопотно заниматься лицензированием, регулированием. Ведь для этого нужен большой штат чиновников, а за чиновниками нужен глаз, чтобы они не коррумпировались, кроме того, трудно сформулировать критерии, которые были бы объективны.

И задачу не стали решать, а просто переложили на чужие плечи.

В том-то и дело. Государство относится к бизнесу как к потенциальному монстру. Оно боится его взрастить, ведь потом не будет знать, что с ним делать. Потому что как только бизнес встаёт на ноги, он начинает высказывать свою точку зрения, и порой эта точка зрения противоречит позиции власти. Бизнес стремится к расширению, он руководствуется экономическими потребностями, а не политическими соображениями.

Государство так и не научилось за двадцать пять лет взаимодействовать с бизнесом.

Государство создавало СРО, чтобы бизнес сам себя регулировал, и можно было бы не вмешиваться. Но та идея, которую вкладывали в создание этих организаций, напоминает мне заботу о мелодичности звучания кнута. Притом, что пряника нет вообще.

Когда появился закон о СРО, было понятно, что он нерабочий. В результате люди просто стали использовать саморегулируемые организации в личных целях. Появились многочисленные СРО, которые, по сути, являются обычными коммерческими структурами.

Там за определенную мзду могут выдать разрешение на что угодно.

Никакого отношения к регулированию рынка такая организация не имеет.

А как должно быть?

Бизнес действительно лучше знает рынок. Вполне можно отдать ему часть государственных функций. Но тогда нужно дать и инструменты воздействия. А если контроль и право на привлечение к ответственности остались у государства, получается фикция.

Карманное саморегулирование

p21a1761-1Саморегулируемые организации – только одна из форм объединения бизнеса.

Сейчас существуют объединения разных типов, и все они легко классифицируются. Есть лоббистские, есть полугосударственные, есть карманные.

Примеры приведёте?

А почему же нет? Ассоциация строителей России была создана Сергеем Полонским для себя. Было пять крупных девелоперов, которые делали крупные взносы, и ещё сотня тех, что вносили на порядок меньше.

Весь гигантский аппарат, сидевший на Брянской улице, содержал Полонский, и ежемесячный бюджет этой структуры был очень значительным.

Это плохо?

Это не хорошо и не плохо — просто не имеет отношения к профессиональному объединению.

А что вы скажете об РСПП?

Чисто лоббистская организация, объединяющая крупных промышленников. Там есть свой алгоритм решения тех или иных вопросов – как правило, через комитеты. Одно дело, когда ты встречаешься с чиновником, обсуждаешь с ним что-то, и он чаще всего стремится уйти от такого общения, потому что не хочет быть обвинённым в коррупции. А если чиновника приглашают на заседание комитета вполне солидной организации – это уже другое дело.

В чём фокус?

Если тебе нужен комитет, ты его создаёшь и сам финансируешь. Члены РСПП видятся на крупных мероприятиях. Они серьёзные конкуренты по бизнесу, нежных чувств друг к другу не испытывают, а общаются, потому что нужда заставляет. Чиновник не будет разговаривать с бизнесменами по очереди, ему нужен контрагент, представляющий интересы отрасли. РСПП для этой цели – отличная структура.

А почему было недостаточно Торгово-промышленной палаты?

Палата существовала при советской власти, существует и сейчас, и всегда это была государственная контора. В своё время ТПП выполняла функции легального прикрытия. Сейчас на первый план вышла задача взаимодействовать с бизнесом, который работает на экспорт, и в значительной мере его контролировать.  Это задача государственная, важная, при этом объединение предпринимателей, налаживание между ними контактов, связей стало более отдалённой целью.

Один без всех — и все без одного

Словом, различных видов организаций много, а разобщенность по-прежнему остаётся проблемой.

То, что государство не озабочено этим, я понимаю: других забот хватает. Жаль, что сами бизнесмены не видят, как много они теряют на взаимном недоверии.

img_7606Вероятно, здесь можно было бы сказать о недоверии к власти, существующем в нашем обществе.

Фактически власть выведена из-под контроля населения, вот в чём дело. Это характерно для всех сфер нашей жизни, и для бизнеса также. В настоящий момент победила концепция: Россия такая страна, где государство должно контролировать весь бизнес. Кто согласен, тот пусть работает, кто не согласен, должен уйти. И сейчас смена бизнес-элит происходит с этих позиций.

Но Россия – страна огромная, и централизация в определённой степени оправдана.

Тут разные вещи. Одно дело – централизация в вопросах управления. В конце концов, в царское время генерал-губернаторов назначали (как, кстати, и в Римской Империи), и это было правильно. Но что касается бизнеса, нужны всего лишь понятные правила, соблюдение которых не зависело бы от воли начальника. Нам нужна идущая снизу система ответственности власти. Это могло бы изменить страну.

Пока мы имеем то, что имеем – и вряд ли в ближайшем будущем нас ожидают перемены.

Любая саморегулируемая система мгновенно выявляет избыточность власти – и требует эту избыточность ликвидировать.

Вот вам, между прочим, объяснение, почему бюрократия так сопротивляется автоматизации управления. Процесс идёт исключительно сверху, и очень трудно. До сих пор при малейшей возможности блокируется обмен информацией между различными ведомствами.

Наши чиновники привыкли к ручному регулированию. Как только идёт смарт-регулирование, чиновники теряют реальную власть, а вместе с ней – источники дохода. Если всё просчитывается заранее, трудно вставить неучтённые расходы, уничтожается почва для всякого рода «распилов». Так что саботаж есть и будет, и это саботаж системный.

Победить можно?

Теоретически – да. Но для этого нужно предпринимать практические действия.

p21a1573-1Что нужно сделать в первую очередь?

Задача номер один: наведение порядка в сфере статистики.

Довольно неожиданный вывод.

Поймите, нужно хотя бы разобраться, в какой точке мы находимся. Приведу такой пример: Япония после войны была сильно разрушена. Японцы стали восстанавливать свою промышленность – и быстро поняли, что при существующем уровне статистической обработки данных они ничего не смогут сделать. И первое, что они предприняли, — перестроили сбор и обработку статистических данных. Они создали систему объективного сбора информации, защиты информации извне, чтобы никакой чиновник не имел возможности улучшить данные. Как только это было сделано, произошёл экономический скачок.

А у нас что?

Наша система работает со времён Госплана. Ничего не изменилось ни в плане сбора, ни в плане защиты информации. Соответственно, как можно принимать планы развития экономики, если до сих пор непонятно, что на самом деле происходит? Чтобы в экономике всё было в порядке, надо научиться собирать объективные данные. Это первый шаг, без которого все слова об опережающем развитии – пустой звук. До тех пор, пока не поймём, что себе врать не надо, ничего изменить не сумеем. Как только приходишь к этому выводу, многие вещи становятся понятными.

Фото: из архива Юрия Карамаликова и Клуба главных редакторов

Коллажи: Марта Савенко

 

Share

Свежие статьи

0 Комментариев

Пока еще нет комментариев!

Нет ни одного комментария, желаете добавить первый?

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены *

Что ищем?

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031