Газета Glavred.Today

Человек из стали

 Последние Новости
Человек из стали
Июнь 13
15:27 2017

В массовом сознании строительство – это бетон. Деревянному строительству, о котором мы уже много писали, и стальному свои позиции приходится отвоевывать по крупицам, рассчитывая на госзаказы и изменение нормативов, в которые зачастую все и упирается. Главный редактор Газеты Glavred.Today обсудил с генеральным директором Ассоциации развития стального строительства (АРСС) Дмитрием Еремеевым прошлое и настоящее отрасли, ее перспективы – чем сегодня живет стальное строительство, почему до сих пор испытывает влияние советских стереотипов и как будет от них избавляться.

Руслан зе бест

Руслан Дзкуя

Объединяй и властвуй

Давайте начнем наш разговор с того, как появилась Ассоциация. Зачем она создавалась, какие задачи должна была решить?

Идея создать Ассоциацию появилась в 2014 году в недрах компании ЕВРАЗ, появилась благодаря конкуренции. На рынке горячекатанных балок появился новый игрок – «Мечел». Еще до кризиса 2008 года компания приняла решение о строительстве прокатного стана в Челябинске, что должно было увеличить емкость производства в России в полтора раза. Решения, еще раз скажу, принимались до кризиса 2008 года, то есть закладывались графики роста строительного рынка, соответствующие тому периоду. Если бы рынок рос теми темпами, которые планировались, то рынок весь объем бы переварил.

Дмитрий Еремеев

Но рынок просел, и это, очевидно, создало проблемы для всех участников? 

Да, и тогда мы подумали, что вместо того, чтобы конкурировать, лучше объединить усилия и найти, где еще можно использовать наш прокат, как можно расширить рынок его применения. На следующем шаге к нам присоединилась компания ОМК, производящая трубную продукцию. Там были те же причины: трубные проекты зависят от больших политических решений, на которые компании не могут влиять. Чтобы застраховать риски и загрузить мощности, надо искать новое применение для труб.

К участию в АРСС мы привлекли ведущие научно-исследовательские учреждения, например, институт имени Кучеренко, другие НИИ. Ученые высказали свои соображения о том, что можно и нужно делать в нашей стране, чтобы продукция отрасли была востребована.

И это уже дало свои результаты?

Да, у нас был удачный опыт строительства стадиона «Спартак». Там произошло самое настоящее импортозамещение. Изначально были запроектированы зарубежные трубы, но российские металлурги смогли предложить альтернативу.

Сверху или снизу

Но несмотря на такой опыт, стальное строительство все равно остается в стороне. Почему? Что необходимо изменить, чтобы процесс пошел?

Основа успешной работы – нормативная база. Ее надо подтянуть к современным требованиям, к современной продукции. Нормативная база нужна и на производство продукции, проектирование, и, собственно, на строительство. Плюс – для эффективного внедрения в жизнь любых решений нужны пособия, методические рекомендации по тому, как нормативные документы использовать в реальной практике. Эта практика была в СССР, но последнее пособие по стальным конструкциям было написано в 1981 году. А с тех пор, как понимаете, все сильно поменялось. Конечно, этим нужно заниматься, но у государства на то не было ни ресурсов, ни желания.

Мне всегда казалось логичным, что нормативную базу разрабатывает государство, а не бизнес. Я не прав? 

Тезис спорный, но релевантный по причине наследия СССР, когда все на 100% финансировало государство.

Во всех развитых странах именно бизнес является заказчиком нормативной базы. И, замечу, нормативная база меняется в зависимости от того, какая технология развивается, каковы возможности бизнеса.

То есть вы считаете, что нормативная база должна идти не сверху?

Да. Разумнее, когда все основано на добровольном применении стандартов, разработку которых финансирует бизнес, а сама разработка идет на базе профильных организаций, ассоциаций, научно-исследовательских институтов. В таком сотрудничестве получаются качественные документы. А государству трудно быть заказчиком во всех областях – в строительстве, проектировании, производстве металлопроката.

А как у нас в стране сейчас происходит этот процесс разработки нормативной базы? Есть бизнес-структуры, способные сдвинуть все с мертвой точки?

В тех отраслях, которые сохранили устойчивость, реальным разработчиком нормативной базы является бизнес. В металлургии заказчиком разработки ГОСТов выступают производящие компании. В нефтянке – нефтяные компании. В РЖД разработана собственная база, заказчиком которой было само РЖД.

Эта модель, когда бизнес является реальным разработчиком нормативной базы, более живая, чем та, которую, к примеру, пытается навязать Минстрой. Привлечение бизнеса для создания нормативной базы позволяет получить более качественные документы, которые будут работать не один год.

Отвоевать у других 

Все ассоциации нужны, в том числе, и для того, чтобы доносить позицию участников рынка до власти. Но и не только. Вот, например, представители Ассоциации деревянного домостроения ставят цель увеличить объемы строительства с применением древесины. У вас есть такие задачи по отвоеванию доли рынка у других?

Сейчас в нашей Ассоциации 65 членов, но их число постоянно растет, и, думаю, скоро можно ожидать вступления еще некоторых крупных металлургов. Мы стараемся не повышать уровень конкуренции, а находить другие решения. Действительно, мы идем на те рынки, где пока доминируют другие материалы – например, многоэтажное гражданское строительство.

Это очень крупный сектор, тут, что называется, места хватит всем.

Да, этот рынок даже во время кризиса в связи с господдержкой, в том числе благодаря субсидированию ипотеки, остался на плаву и развивался. Вводится порядка 80 миллионов квадратных метров жилья и еще 20-25 миллионов «квадратов» площадей, где располагаются торговые точки, социальная инфраструктура, парковки. Сейчас в этом секторе доминируют монолит и панельное домостроение. Понятно, панель часто привязана к старому производству еще советских времен. И если в московском регионе проблему решили благодаря целенаправленным инвестициям, то в других регионах проблема остается.

И что вы делаете в связи с этим?

Помимо развития нормативной базы мы занялись трансфером лучших европейских практик. Переводим литературу, пособия, популяризируем лучшие решения, проводим обучение действующих проектировщиков, знакомим их с современными практиками.

Мы ведь с чем столкнулись: работает проектировщик в каком-нибудь региональном «гражданпроекте», использует традиционные решения и просто не знает, как сделать лучше. Его надо обучить, помочь ему.

Создание типовых решений, учебных пособий – задача непростая, но очень нужная. Мы планируем завершить ее к концу следующего года. Также у нас существует успешное направление по продвижению, популяризации стальных технологий. Мы повышаем прозрачность отрасли с помощью каталога производителей металлоконструкций. Сегодня компании, уже вошедшие в наш каталог, представляют половину всего рынка металлоконструкций.

Это важные шаги, но их мало, чтобы изменить рынок быстро.

Мы это понимаем, тем более нельзя изменить что-то быстро, когда это падающий рынок да еще и с жесткой конкуренцией по цене. Требуется создание среды, должен возникнуть объем реализованных проектов, которые на практике докажут преимущества стального строительства. Это дело непростое, но мы уже нащупали ниши, где это можно сделать скорее, чем, к примеру, если заниматься многоэтажным жильем в Москве.

Давайте назовем эти найденные вами ниши.

Во-первых, это паркинги. Во-вторых, жилье по госпрограммам. Ветхое, аварийное, реновация хрущевок – там, где требуется скорость и гибкость, минимальное количество рабочего персонала. Есть еще строительство в удаленных регионах. Есть у нас богом забытые уголки, где жилье в последний раз строилось лет 50 назад, но где потребность хоть в каком-то жилье огромна. Металлокаркас позволяет все это делать быстро и качественно. У нас, кстати, есть реализованные проекты в Северобайкальске, Чегдомыне, Кызыле. Так что мы настроены на более активное участие в программе переселения.

Лахта-центр, Санкт-Петербург

Ну, и, конечно, строительство коммерческой недвижимости. На металлокаркасе возводятся очень крупные проекты, такие масштабные, как, к примеру, «Лахта-центр» в Петербурге и «Ахмат-Тауэр» в Грозном.

Советская инерция

Бесспорно, в коммерческом секторе применение металлокаркаса оправдано, тут у вас большое поле деятельности. Но все-таки стальное строительство еще не стало равноправным участником рынка.

Вопрос о равноправности всегда дискуссионный. У каждого сегмента свои лидеры. В жилье у нас скромное место, а в коммерческом секторе мы всегда были серьезным игроком. Тут же многое зависело от стоимости металла, от политической ситуации. В 2016 году производство металлоконструкций выросло на 8%, а других строительных материалов – значительно снизилось

И кто основной потребитель?

Тут все очевидно: Чемпионат мира по футболу-2018. Далее – строительство Крымского моста. Затем московские развязки – металл только начал отвоевывать себе место у бетона.

По развязкам, вроде бы, как раз логично использовать металл…

Советская практика говорила: мосты, любые мосты, должны быть железобетонными.

Действует инерция?

Да, но это естественно. Преодолевать такую инерцию, предубеждение тоже полезно.

Вот вы говорите об инерции, которая досталась нам из советских времен. Но ведь в тех же сталинских высотках применяли стальные каркасы.

Да, и, наверное, и в 60-70-е строили бы с применением стальных конструкций, но не было стали. Все шло на оборонку. Если бы хрущевки строили на металлокаркасе, их легче было бы сносить или перестраивать. Но металла не хватало, и хрущевки построили так, как построили. Поэтому мы имеем с ними столько проблем, их невозможно перестроить без нарушения конструктивной составляющей.

С металлокаркасом такой проблемы нет?

В Нью-Йорке не разрушают здания, построенные сто лет назад. Их перестраивают, надстраивают, и это достоинство металлокаркаса.

В мире многоэтажное жилье не так распространено, как в России, а что касается коммерческого строительства, там применение металлокаркаса оправдано хотя бы тем, что ты всегда можешь перестроить, улучшить.

Разумный месседж

Есть большие опасения, может быть, психологического свойства, что стальное домостроение небезопасно для здоровья, что металл оказывает отрицательное воздействие на окружающую среду.

Никаких оснований думать так не существует. Начнем со второго. В Европе считают: здание должно оказывать минимум воздействия на окружающую среду как при эксплуатации, так и при утилизации. Вред для окружающей среды должен быть нулевым. И в этом смысле сталь значительно лучше других материалов. Современные технологии давно уже позволяют производить сталь без влияния на окружающую среду, а потом ее на 100% перерабатывать.

А что скажете о здоровье?

Это все из области ощущений.

Наш месседж: мы не говорим о строительстве железных домов, мы говорим о разумном применении стальных конструкций. Там, где их применение оправдано экономическими и технологическими соображениями.

Кстати скажу, в количественном отношении разница между наличием железа в домах на стальном каркасе и домах традиционных невелика. Монолит строится с большим применением железа. И сказать, где больше железа – сложно. Мы исходим из того, что технологии применения стальных конструкций разрешены во всем мире, используются во всех видах зданий. Органы экспертизы никаких вопросов к ним не имеют. И, в общем, я считаю, что дополнительные исследования не нужны.

На мой взгляд, вы правы, говоря, что везде должен быть конкретный подход. Если нужно дерево – пусть будет дерево, если лучше монолит – пусть будет монолит.

Мы не пытаемся навязать себя, сказать: дайте нам место. Тем более, на сокращающемся рынке. Рынок упал на 5%, в таких условиях завоевать себе место можно, лишь предложив конкурентный продукт, а не обращаясь в правительство с требованием выделить квоты. Политическими методами это не должно решаться. У тех технологий, которые развивались долгое время, есть преимущество. Но если хочешь прийти, надо искать ниши и через них расширять свое присутствие. Кстати, тот же монолит пришел в Россию не так давно. Он прошел большой путь, чтобы завоевать сегодняшнее место в многоэтажном строительстве, предложил альтернативу панели. Чтобы сравняться по стоимости с панелью, нужно было много потрудиться. Так же и с любой другой технологией.

И все-таки, о какой доле рынка вы мечтаете?

Мы идем от потребностей расширения рынка потребления металлопроката. Могу назвать конкретную цифру: 500 тысяч тонн в год – вот наша цель. Мы бы хотели, чтобы 4 миллиона квадратных метров различных зданий гражданского назначения строились на основе металлоконструкций.

Важным на этом пути выглядит вот какой шаг: создание критической массы успешно реализованных объектов, которые стали бы примером, могли бы быть тиражированы.

Есть вещи, которые находятся за пределами нашего влияния. Если бы в стране строили по одному квадратному метру жилья на человека в год, как требуется, тогда бы всем хватило места. Но когда рынок сужается, сложнее продвигать новые решения и технологии. Надо двигаться в сторону практик, которые существуют во всем мире. Мощности проката в России сильно превышают потребление, но для нашей Ассоциации местный рынок является приоритетом, потому что развивать свой рынок – обязанность производителя. В этом залог устойчивости экономики.

Фотографии: freepik.com, pexels.com, pixabay.com, Биба Бекжанова (Лахта-центр, Санкт-Петербург).

Коллаж: Биба Бекжанова

Свежие статьи

0 Комментариев

Пока еще нет комментариев!

Нет ни одного комментария, желаете добавить первый?

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены *

Что ищем?

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031