Газета Glavred.Today

Вредная пятница. Разбить африканскую вазу

 Последние Новости
  • Офис с иголочкиПоследние годы количество высококлассных офисов shell&core в Москве стремительно уменьшается: все больше компаний выбирает готовые [...]
  • На стену с пистолетомС замедлением роста рынка недвижимости снижение показал и связанный с ним рынок строительных материалов. Однако [...]
  • Вредная пятница. Товарищам потомкамКогда я был маленьким мальчиком и гордо теребил свой пионерский галстук, всё вокруг было устремлено в [...]
  • Вредная пятница. А был ли рынок?Не так давно мы публиковали статьи о возвращении инвесторов на столичный рынок жилья и об объектах, [...]
  • Рог изобилия во время чумыРынок элитной недвижимости продолжает удивлять: новые проекты выходят с невероятной для этого сегмента частотой, при [...]
Вредная пятница. Разбить африканскую вазу
Ноябрь 03
18:27 2017

Кирилл Надточий

Иногда, почему-то особенно осенью, мне нравится представлять себе нашего продавца. Ты состоятелен, основателен, лыс и усат. Ты сидишь в своей уютной гостиной с камином где-то на Кингс Роуд, или на той же Пенни Лейн в Ливерпуле – и напряженно думаешь, как продать этот чертов особняк в нашем красочном, пропахшем коровьим молоком и маркетингом Подмосковье. Иногда я так отчетливо слышу твои мысли, так явственно вижу проступившую от напряжения мысли испарину на лбу, что невольно вступаю с тобой в мысленный диалог.

— Вот скажи!

Я смотрю тебе в глаза, вызывающе подвигая к себе ближе столик со стаканом пряного виски, шоколадом, салфетками и графином с водой.

— До сих пор у россиян существует дилемма: что выгоднее –  арендовать или купить квартиру в ипотеку? Кому, как не тебе, знать: конечно, брать в аренду! В стране, где ничего нельзя предсказать, кроме непогоды – только брать в аренду. Ан нет! Люди покупают недвижимость в ипотеку! Парадокс?

Отпив вискаря, я продолжаю:

— А я вот задам тебе другой вопрос: что выгоднее, продавать свой особняк на Рублевке или демпинговать?

Ты хмуришься. Но я дерзок и продолжаю:

— Что выгоднее: продавать или продать? Продать или понтоваться?!

Ты отворачиваешься от меня и смотришь в полыхающий огнем камин, всем своим видом выказывая презрение. Но я не намерен сдаваться! Я слишком хорошо знаю тебя, твой дом, твою вторую жену, я слишком хорошо слышу твои мысли!

— Эй! Давай считать на салфетке?

Я хватаю со столика салфетку, выдергиваю ручку из внутреннего кармана пиджака, и моя рука начинает метаться по ней, как испуганная птица под прицелом охотника.

—  Итак, ты обычный продавец… Ну-ну, не морщись, вы все – обычные продавцы, хотя я бы никогда не признался в этом вслух, тем более при руководстве.

Ты продаешь свой дом на Рублевке уже пятый год. Ты начинал с $6,5 млн, а сейчас хочешь за него $3,4 млн. Интереса нет, полковнику никто не пишет, ты думаешь дать рекламу – и опуститься до $3,2 млн. Нет?

Все время, пока ты наблюдал за моей мечущийся рукой, твое лицо покрывалось ярким румянцем. Едва дослушав, ты резко разворачиваешься в своем кресле, так что оно издает протяжный стон, и пристально смотришь мне в глаза:

— Я каждый год опускаюсь на 10-15%, а покупателя все нет и нет!

До моей левой щеки долетает слюна, и я начинаю всерьез опасаться, что выбрал неудачную маркетинговую стратегию для этого разговора.

— И живешь ты постоянно не в этом доме, и не в России. Откуда знаю? Говорю же, ты совсем обычный продавец, — продолжаю я, вспомнив, что у меня шизофрения, ты сидишь в моей голове, а значит, мне ничего не грозит.

— Когда ты уехал в Лондон, сдал подмосковный дом в аренду за $6 тыс. Сдал не быстро, у тебя ушло на это шесть месяцев, но ты сдал. Твой арендатор прожил у тебя полтора года, а потом съехал. Следующий подлец съехал через год, разбив вдребезги каминную полку, африканскую напольную вазу и бра. И вот сейчас, оплатив ремонт после этих варваров, купив новую полку, вазу и бра, ты понимаешь, что на это ушел почти весь годовой доход с аренды. Получается за четыре года, что ты продаешь дом, сдавался он только два с половиной года и плюсов с этого предприятия столько же, сколько с африканской вазы, которую ты тащил на себе в Россию для своей второй жены, с которой давно развелся.

Ты снова переводишь взгляд на камин. Смотришь мутным взглядом на пламя, недобро, но слушаешь. Я комкаю в кулаке салфетку и бросаю ее в огонь. Вытягиваю ноги на безвкусном пушистом ковре и закуриваю твою сигару.

— Давай по-взрослому. Прежде всего, продажа дома сравнима с любым стартапом — это бизнес. Где, спасибо дяде Котлеру, есть четыре P: Product, Price, Promotion, Place. И для полной кучи добавим рынок, конкурентов, целевую аудиторию и политику! Понял?

Ты улыбаешься краешком губ, выпуская в мою сторону струйку сизого дыма.

— Как много знакомых слов, — наконец-то говоришь ты. — Я упоминал, что хочу за дом $3,4 млн?

— Но дорогой мой! С какого?! – артистично возмущаюсь я, возводя ладони к украшенному лепниной потолку, словно пытаясь нащупать там бога.

— Да потому что я уже скинул с шести лямов, тебе мало, мародер? – зло огрызаешься ты, быстро чиркнув ледяным расчетливым взглядом в мою сторону.

Я опускаю глаза к начищенным до блеска кошачьих яиц ботинкам – и бубню, как заученную под подзатыльники бабушки молитву:

— Спрос падает, цены падают, рынок падает. Он совсем не такой, как десять лет назад, и не такой, как пять… Он стал другим.

Мы молчим, словно каждый вспомнил о чем-то своем. Личном.

— Объем предложений большой, – уже всхлипываю я. – Конкуренция высокая. Много домов переоцененных. Много пустых домов, владельцы которых осели за границей…

Не глядя, ты достаешь из кармана шелковый платок с вышитыми инициалами и подаешь его мне. Я сморкаюсь и продолжаю уже более проникновенно:

— Понимаешь, продаются только сладкие-сладкие предложения. Скажем честно, твой дом сейчас не сладкое предложение – иначе бы его уже купили.

Я снова поспешно сморкаюсь, чтобы скрыть смущение. Ты начинаешь злиться:

— Один наглец предложил мне в прошлом месяце полтора ляма! Да знал бы он, сколько я  заплатил за ремонт! Наглец.

Внезапно ты с размаху бьешь кулаком по столику, пригревшемуся с твоей стороны. Стакан с виски неловко подпрыгивает, потом долго пританцовывает на месте, но не падает. Случилось! Я вижу перед собой дельца с холодным рассудком, уставшего от самого себя и от нерешенного вопроса. Я собран как дикий ягуар и готов к прыжку, но ты продолжаешь сам:

— Однако это тоже хорошо было бы просчитать по-деловому. Итак, мы имеем четыреста пятьдесят квадратных метров на двадцати сотках земли в поселке на Рублевском шоссе.  Это «поселковые» плюс коммуналка, которую я плачу каждый год, чтобы дом не развалился – примерно 600 тысяч рублей. И налог 100 тысяч рублей. Да, я уже понимаю, что заработок с аренды – это не заработок, а накопление на предпродажный ремонт. Ок, забываем про деньги с аренды. Получается, что я имею 0,7 млн в год на обслуживание дома – и то, сумма-то смешная. Даже если умножить на шесть лет. Согласен, риэлтор получает больше при продаже!

Ты утыкаешься подбородком в грудь и  впадаешь в меланхолию.

— Замечу, что опуская по 10-15% в год, продавать этот дом мы будем еще лет шесть, — пользуясь твоей задумчивостью, поспешно сообщаю я, прихлебывая свой виски.  — А потом еще сделаем дисконт покупателю, процентов 15 – и я вангую, что в лучшем случае он уйдет через шесть лет за $1,6 ляма.

— Хм. А это всего на 7% больше, чем предлагал тот наглец в прошлом месяце… Живые деньги – или дом, который никак не продается?!

Я чувствую себя так, как будто оседлал арабского скакуна и очень хочу остаться в седле. Поэтому я ставлю стакан в сторону, и практически соскользнув с кресла, убедительно в тебя вдалбливаю:

— Ты же заработал на покупку этого дома? Предположу, что десять процентов в год на капитале сможешь сделать? Ой, так за шесть лет сумма из полутора лямов превратится в $2,65 млн! Ты же умеешь заставить работать живые деньги, а?

Я заглядываю ему в глаза и вижу там озорной огонек.

— И никаких нервов с непродаваемым домом! Не знаешь, как получить десять процентов в год от живых денег?

То ли от виски, то ли от предчувствия победы, я начинаю шалить.

— А у тебя точно есть дом за $3,4 ляма? Купи арендный бизнес — там 9% годовых в среднем чистыми, и актив не дешевеет. Только бизнес, ничего личного! И знаешь, твой дом мне очень нравится!

На моих последних словах ты уже улыбаешься, как будто мы давние друзья, но потом внезапно становишься серьезным:

— Хм, так может сейчас за $2,65 млн, а не за $3,4 млн потом?

И тут я понимаю, что мой звездный час настал! Внутренне торжествуя, я выдаю салютом и барабанной дробью бережно заготовленные для всех продавцов мира слова:

— Увы, дорогой, мы будем продавать твой дом максимум за $1,8 млн…

Тут сон наяву заканчивается. Действительность возвращает рывком в офисное кресло кабинета на Знаменке. Мой продавец тает в лондонском тумане, его проклятый непродаваемый дом уныло заполняет монитор компа, как и тысячи таких же, прочно застрявших на своих полках. Я открываю Фейсбук и под псевдонимом пишу пост, который никто никогда не поймет:

«Что лучше: продавать свой дом ещё шесть лет и продать за полтора миллиона долларов или продать за полтора миллионов долларов, потратив на это три месяца?! Это ваш внутренний демпинг… рынку ПОФИГ».

Иллюстрации с сайта ЛитРес 

 

 

Share

Свежие статьи

0 Комментариев

Пока еще нет комментариев!

Нет ни одного комментария, желаете добавить первый?

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены *

Что ищем?

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930