Газета Glavred.Today

Александр Красавин: «Одного только профессионализма в девелопменте недостаточно»

 Последние Новости
Александр Красавин: «Одного только профессионализма в девелопменте недостаточно»
Август 10
15:12 2017

Музыкальная династия, две консерватории, место в оркестре, благополучная и беззаботная жизнь во французском Бордо. Почему Александр Красавин променял все это на сумасшедший ритм московского девелопмента, чем он перестал заниматься после прихода в «Баркли» и как отстаивает своё право болеть за «Манчестер Юнайтед».

Руслан зе бест

Руслан Дзкуя

Савенко1

Марта Савенко

 

Беру гобой, иду в забой

В 1996 году вы, успешный французский музыкант, решили оставить музыкальную карьеру и вернуться в Россию. Почему?

Будете смеяться: мне стало скучно. Обычно оркестрантами становятся лет в 27-28, а мне было всего 21. Сначала во Францию по приглашению муниципалитета Бордо приехал мой отец, а я закончил там консерваторию и выиграл конкурс в оркестр. Все было слишком гладко, слишком размеренно и предсказуемо: вот оно, место в престижном оркестре, вот двойная средняя зарплата француза, вот социальная защищённость трудящегося…

То есть она не миф?

Отнюдь. Даже если ты вдруг разучился играть, но приходишь каждый день на репетицию, уволить тебя невозможно. Сами понимаете, в таких тепличных условиях — никакого драйва, никаких приключений, ничего, о чем можно было бы когда-нибудь потом пожалеть или, наоборот, вспомнить с придыханием. Музыканты об этом своём образе жизни шутят: «беру гобой, иду в забой».

А на дворе между тем стояли 90-е. В России моим сверстникам в те годы было интереснее, чем в любой другой стране мира. Они вовсю занимались бизнесом, строили карьеры, создавали компании. Да, было, мягко говоря, небезопасно — и это тоже будоражило воображение.

Вам нужен был, как говорят, entertainment.

Вот именно. Я все бросил и уехал, и с тех пор ни разу об этом не пожалел.

Бизнес как кинематограф

А как вы оказались в девелопменте? Ведь начинали в банковском секторе, долго занимались ценными бумагами.

Все получилось случайно.

Маленькое отступление: новые возможности там и тут, шанс доказать себе и окружающим, что ты лучший не только в том, но и в этом — все это и есть то, ради чего я вернулся. Случай у нас определяет многое, все время ждёшь, что же дальше, кого встретишь завтра, куда выведут очередные переговоры?

А было так. В начале нулевых я работал в структуре Управления делами президента. Основной моей деятельностью там были контроль и ревизия, я анализировал работу подведомственных предприятий. Но однажды нам поручили заключить инвестконтракт на строительство медицинского центра. Вот тогда я и получил первое представление о девелопменте.

Прошло несколько лет, прежде чем я вновь столкнулся с темой недвижимости.  В 2007 году руководил инвестиционной группой, которая имела активы в разных секторах. Пивоваренный завод, промышленный холдинг, компания, действовавшая на рынке ценных бумаг. Одним из направлений были портфельные инвестиции в региональную недвижимость – мы вкладывались в Иркутск, Томск, Мурманск, Красноярск, Новосибирск, Калининград, Петербург, и даже в Крым, который тогда был отнюдь не наш.

Это был настолько серьезный опыт, что с 2011 года вы занялись реализацией личных инвестпроектов.

Да, и такое было, но последние два года – нет.

Почему же? Разочаровались, устали?

Просто это стало физически невозможно. «Баркли» поглощает целиком.

Ровно пять

До прихода в «Баркли» у вас был опыт руководства Kopernik Group. Можно их сравнить друг с другом? 

Пожалуй, нет. Разные компании, разные портфели, соответственно, разный менталитет. Kopernik строил жилую и коммерческую недвижимость, и я туда пришел в самый неблагополучный момент развития компании: замороженные проекты, для которых приходилось искать инвестиции, кредиты, которые надо было погашать. Антикризисный менеджмент в чистом виде.

Там был девиз: не упасть, в «Баркли», видимо, противоположный: подняться. Так? 

Я бы сказал, что здесь девиз: создавать пространство для жизни. Создавать не только лучшие здания, но и отношения внутри компании, то, что называется корпоративной культурой. В «Баркли» это один из краеугольных камней, заложенных в основание компании задолго до моего прихода. И я, помимо моих основных обязанностей, занят тем, чтобы этот камень оставался незыблемым.

Мне говорили, что это ваш пунктик.

Так и есть, я буквально помешан на построении корпоративных культур в компаниях, которыми руковожу. Безусловно, важно набрать команду профессионалов — другие со мной и не работают. Но одного только профессионализма недостаточно.

Если по человеческим характеристикам сотрудник мне не подходит, если он не верит в то, во что верю я и моя команда — он не сможет у нас работать.

Какой же у вас в таком случае маленький выбор!

Ещё бы!  Хэдхантеры стонут. Но зато те, кто приходит, остаются здесь надолго и работают с полной отдачей.

А что главное в этой самой корпоративной культуре? 

Система ценностей. Мы разрабатывали ее полтора года, искали те пять определений, которые могли бы вербально отразить сущность «Баркли». Провели анализ, тимбилдинг — и наконец пришли к тому, чем теперь руководствуемся.

Почему именно пять — и какие именно?

Больше пяти их быть не может. В «Баркли» это:

  • ответственность
  • прогрессивность
  • динамизм
  • непрерывное совершенствование
  • вера в успех

Вот, кстати: вспоминаю наш апрельский XVIII Круглый стол главных редакторов «История с географией». Когда вы вышли к публике в качестве спикера, то у меня, и думаю, у многих других было чёткое ощущение, что вы – один из основателей «Баркли». Трудно поверить, что вы работаете там всего лишь два с небольшим года. 

Мне самому в это сейчас не очень верится. Во всех компаниях, где я работал, интенсивность процессов была весьма высока. Но здесь год идёт за три, так что у меня есть ощущение, что я в этом кабинете никак не меньше пяти лет.

Но есть и другой, обязательный постулат: человек, выступающий от лица компании, должен наилучшим образом представлять компанию, а не себя самого. Поэтому на круглом столе я произвёл именно то впечатление, которое должен был произвести.

Снимая сливки

Вы как-то сказали, что «Баркли» изначально близка вам как компания. Почему? 

Видите ли, я люблю все ремесленное, кастомизированное, уникальное — и не люблю, чтобы было как у всех. Здесь каждый проект пестуется любовно и тщательно — это именно то, о чем я всегда мечтал.

У нас здесь не классический девелопмент. Обычно ведь как? Есть инвестор с участком земли. Он нанимает маркетолога, который пишет best use. Дальше проект передается техническому заказчику, который отвечает за проектирование, и концепт переводится на птичий язык проектировщика. После генпроектировщика в дело вступает генподрядчик, а затем риэлторы.

В «Баркли» все это происходит в рамках одной компании, за исключением продаж премиальных объектов, которые — так уж исторически сложилось — на 60% продаются агентствами элитной недвижимости.

У нас, правда, нет своих производственных мощностей, и отчасти это недостаток, поскольку такое отсутствие все-таки ограничивает наши возможности в части снижения себестоимости. С другой стороны, мы свободны, ведь нам не надо все время думать о том, как загрузить свое производство в ущерб качеству наших проектов.

Но главное — мы можем за счёт качества концепции, за счёт привлечения западных архитекторов, дизайнеров сделать наш продукт более индивидуальным, произвести ту самую кастомизацию под особенного клиента — того, которому не все равно.

У нас нет ни одного проекта, который был бы похож на предыдущие.

Это интересно — и это сложно, поскольку каждый раз создавать то, чего раньше не было ни у тебя, ни у конкурентов — задача не из лёгких.

Но опыт и цифры показывают, что именно в этом мы успешны: наша «Медовая долина», например, со всеми ее недешёвыми инновациями, «фишечками» уже довольно давно входит в тройку лидеров по уровню продаж в Новой Москве.

Но тогда получается, что в каждом сегменте, в котором вы строите — а вы теперь одна из трёх на московском рынке компаний, которые строит во всех ценовых сегментах — да, так вот всюду вы забираете себе верхний слой, снимаете сливки…

…и получаем самую платежеспособную аудиторию. Все верно. Это и есть наш хлеб.

Это одна часть нашей стратегии, а есть и вторая: наращивать портфель проектов ежегодно. Мы ведем расчет не в квадратных метрах: на эти показатели мы, как компания, которая строит и премиум, и бизнес, и комфорт, не можем ориентироваться — расти должна выручка.

Где вы покупали костюм?

Одним словом, вы тут занимаетесь девелопментом как чистым творчеством. А вот задам коварный вопрос: может кто-то рассчитывать на то, чтобы в таких вот обстоятельствах перекупить вас?

Это мне напоминает начало романа «99 франков» Бегбедера. «Все продается: вы, я. Особенно я».

Значит, все-таки шанс есть?

Это такой тонкий момент. Меня, например, нельзя заманить в другой проект одними только деньгами. Но вот если предложат что-то очень интересное, уникальное…

Так у вас и здесь интересное и уникальное.

А это второй тонкий момент. Как говорит один мой коллега, любой бизнес вы должны быть готовы продать.

Если вы продать не готовы, это не бизнес, это хобби. А хобби мы на работе не занимаемся.

А кому будет легче сейчас, если придёт в голову идея о вашем хантинге: иностранной компании или отечественной?

Если рассуждать теоретически, то юрисдикция предлагающих не имеет значения. Главное ведь не в том, кто — а в том, что именно могут предложить.

А вы космополит. 

В нынешней парадигме меня, наверное, можно назвать именно так. Да, я патриот, я люблю свою Родину. Но по-другому, чем это принято сейчас.

То есть? 

Расскажу один случай. У меня чуть не случилась драка в ресторане. Мы смотрели финал Суперкубка, играли «Зенит» и «Манчестер Юнайтед». Я с 15 лет болею за две команды: ЦСКА и «Манчестер», ну вот так исторически сложилось, мне близки эти команды по духу.

А за соседним столиком сидел мужчина, который в один прекрасный момент стал возмущаться: «Как это, ты болеешь не за «Зенит»?!» Ну да, говорю, а я что, обязан за него болеть? «Да ты не патриот!»

Простите, говорю, у вас такой красивый костюм, вы где его покупали? «В Лондоне, и не покупал, а для меня его сшили, и в таком месте, куда не всех пускают!» А на чем вы приехали? «Mercedes, а к чему расспросы-то?» Да очень просто, отвечаю, вы настаиваете на футбольном патриотизме — но почему-то не носите костюмов фабрики «Большевичка», и изделия отечественного автопрома вас тоже не вдохновляют, предпочитаете поднимать немецкий.

Схватить и убежать

С таким подходом вы могли бы претендовать и на карьеру в правительстве. Вы бы согласились стать, например, министром развития территорий, если бы вам сделали такое предложение? 

Я не уверен, что буду эффективен.

Вы? Как раз вы-то и будете.

Видите ли, чиновник обязан руководствоваться прописанными бизнес-процедурами и нормативными актами. И не должен иметь оценочных суждений. Для меня, как для творческого человека, который все вещи и все процессы подстраивает под эффективность, это будет тяжело. Я просто не могу как все — мне надо, чтобы у меня все происходило если не идеально, то максимально приближено к совершенству. «Как у всех» меня не устраивает.

Почему в России так сложно заниматься бизнесом, как вы полагаете? 

Вся суть российского бизнеса — любого! — заключается в стремлении получить максимальную прибыль в моменте. В основе его лежит страх: стоит хоть немного промедлить — тут же придут страшные люди и все заберут.

Это опасение не лишено оснований.

В ряде случаев — да, но вечный страх и постоянное желание схватить что можно и удрать не соседствуют с долгосрочным успехом. Ведь на алтарь этой идеи приносится в жертву все: качество, маржинальность, технологические решения. Смотрите: мы как нация не так уж консервативны, а скорее, наоборот, любопытны — а с инновациями беда. Причину этого стоит искать не в мнимом консерватизме, на который так часто любят кивать — а в том, что большинство успешного населения России не ассоциирует с ней свое собственное будущее. И вот это корень для многих других наших проблем.

Фотографии: личный архив Александра Красавина. 

Коллаж: Биба Бекжанова

Share

Свежие статьи

0 Комментариев

Пока еще нет комментариев!

Нет ни одного комментария, желаете добавить первый?

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены *

Что ищем?

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930